Сначала в Минск переехал сын Борис. Образование он получил в Швейцарии, сейчас налаживает партнерство Беларуси и Казахстана. Когда родители приехали в гости к сыну, сразу влюбились в наш город и уже через два дня обсуждали с риелтором покупку квартиры. В доме у сына вся семья собирается по выходным.

Наталья, мама Бориса, – профессиональный дизайнер. Она была идейным вдохновителем всего пространства. До того, как заниматься интерьерами, восемь лет работала в посольстве США помощником военного атташе. В один из дней поняла, что хочет заниматься тем, с чего начинала в юности, окончив институт архитектуры.

Решила продолжать учиться и поступила в школу дизайна «Детали» в Москве, потом в KLC School of Design в Лондоне. В родном городе Алматы Наталья покупала участки, обустраивала и продавала дома: «Прожить рождение каждого нового дома – для меня самое важное в жизни». Иногда гостям настолько нравился интерьер, что семья продавала и те дома, в которых жила сама.

– У нас менталитет другой, южный. Если человеку понравился твой дом, он приходит на следующий день и говорит: «Вот деньги, бери, собирай чемодан!»

Интерьер Наталья создает вокруг одного предмета или даже маленькой детали. В этом доме дизайн комнат отталкивался от картин – их цвет, текстура и настроение стали отправной точкой.

– В прихожей гостей встречает белорусский диванчик «Фурман», а подушка на нем (и по всему дому) от горячо любимого мной британского дизайнера Триши Гилд. Ее видение цвета очень созвучно моему. Когда я была на ее мастер-классе в Лондоне, поразилась уникальной способности видеть каждый день в разных цветах.

Консоль мы купили во Flamant: я не знала, куда именно, но знала, что она нам нужна. Когда ее стали заносить, мы поняли, что здесь ей и место. Она просто неподъемная, ее крепили пятеро мальчиков.

ГОСТИНАЯ

– Новый год у нас продолжается! – смеется Наталья – Надо поставить елку: никто ничего не делает, пока мама волевым решением не займется этим. Никто ее не разбирает, пока мама не организует.

Мы вырезали это окно, а второе расшили, чтобы сделать пространство светлым. В каждой комнате по оси у нас посажено дерево. Я всегда «привязываю» дом к улице, а улицу – к дому.

– Диван делали под заказ в «Фурмане». Еще в доме много привезенных вещей: например, ковер в гостиной из Турции, тарелки – из Узбекистана, подушки английские (Триши Гилд), лампы заказывали из Америки. Все шторы из белорусского льна, я им просто восхищаюсь!

В этой клетке жила птичка по имени Сигизмунд. Когда мы переезжали из Алматы в Минск, подарили птичку родственнику, а клетку привезли в надежде, что у нас здесь появится новая. Канареечного цвета столик хорошо бы сочетался с новой пташкой.

КУХНЯ

– Вещи обязательно должны «жить» друг с другом. Я не думала, что сколько стоит, мне важно, чтобы это взаимодействовало друг с другом. Икеевская кухня мне кажется очень красивой и нужной здесь со своим белым глянцем. Да, это IKEA, ну и что?

– Как вы думаете, сколько весит люстра? Она жутко тяжелая: под 40 килограммов! Ее навешивали 4 человека.

Шкаф на кухне – «трофей» из старой жизни. Он долгое время стоял в американском посольстве, потом продавался на аукционе. Мне удалось купить его относительно недорого как бывшему сотруднику. Реальная его цена просто заоблачная.

ГОСТЕВОЙ ТУАЛЕТ

В этой комнате есть как минимум два нестандартных решения: зеркальное сооружение над раковиной, которое Наталья придумала, чтобы спрятать черную трубу от камина. И сама раковина, которая врезана в обычный письменный стол.

– Вы замечали, как человек, обустраивает гостиную? Всегда радостно, парадно и торжественно. А в туалете уже как получится. Практически всегда маленькое окно, а почему бы не сделать его большим, нормальным?

– Когда человек приходит к тебе в дом, ему неудобно что-то рассматривать. Но здесь он может все изучить и подумать: «Я бы никогда себе такие обои не выбрал!» Кстати, их я купила в Лондоне и все это время «носила в кармане», не зная, куда пристроить. Наконец они нашли свое место.

СПАЛЬНЯ

– Это комната Бориса. В интерьере снова отталкивались от картин. Попали на выставку Андрея Петкевича, очень впечатлились его работами. Он наполняет названия забавным смыслом: например, это «Гиппополам». Вторая картина с гранатом – «Свой среди чужих, чужой среди своих».

В этой комнате много мебели из IKEA, ковер из верблюжьей шерсти очень старый, туркменский. Прадедушка хозяина этого дома был этнографом-исследователем Центральной Азии и получил его в подарок.

– Эти чемоданы нашли на белорусской помойке, – со смехом вспоминает Наталья. – Мы с мужем идем, и он говорит: «Смотри, чемодан стоит!» Так и пошли: пакет Dior в одной руке, грязный чемодан с мусорки – в другой. Привели их в порядок, очистили, и вот они здесь. Баланс чего-то дорогого, дешевого, винтажного и вещей с помойки – это всегда замечательно и хорошо. Неважно, сколько это стоит и где ты это взял. Главное – чтобы все вместе усиливало впечатление друг от друга.

Дизайнер Ники Хэслем как-то взял все самое дешевое (например, вместо фарфора бело-синий пластик) и создал настолько красивый интерьер «за три копейки», что никто не догадался, в чем подвох. А потом он сказал, что это такая игра. И все, что вы видите, – мое умение. Ведь, по большому счету, мы всегда покупаем чувства и ощущения, которые вызывает дом.

ВТОРОЙ ЭТАЖ

– Никто не хотел красить лестницу в зеленый! В Беларуси очень любят к срубу пристраивать деревянную лестницу, но мне хотелось как-то «разбавить» дерево.

ВАННАЯ

– Сантехника в ванной – английской компании Burlington. На первом этаже и в подвале у нас стоят душевые, очень хотелось, чтобы было место, где можно полежать с бокалом вина и отдохнуть.

Картина Леонида Щемелева.

СПАЛЬНЯ

Наталья рассказывает, что большое окно появилось на замену маленькому неказистому сверху.

– Скатерть ручной вышивки появилась у меня лет 15-20 назад, и уже к тому времени ей было полвека. Купила в Узбекистане, в маленьком селении Ургут. Мы с подругой Маринкой поехали туда, чтобы купить всякие «тряпочки», нам сказали: «Ургут-базар надо ехать!»

А Маринка – блондинка с кудряшками. На нас накинулась, стали кричать: сеньоры, сеньоры! Через полчаса я купила три-четыре таких скатерти.

Картины на стенах – Шибнева и Щемелева.

ПОДВАЛ

– Когда я впервые спустилась в этот подвал, у меня был шок: «Что с ним сделать?» Сейчас здесь отделение хаммама и хромотерапия. Очень помогает эмоциональному состоянию: красный цвет придает энергии, синий успокаивает.

– Мои любимые плинтусы, про которые у меня спрашивали: «Вы уверены, что действительно хотите этот цвет?»

– Здесь висит репродукция картины Нены Санчез с автографом автора. Она была первой мисс Кюрасао, кажется, 1953 года. Путешествуя по Карибскому бассейну, мы набрели на ее мастерскую и проговорили с ней три часа. Боря уже говорил мне: «Мама, мы так устали!» Очень интересная потрясающая женщина!

– Любая недвижимость, в которой я живу, выставляется потом на продажу – это бесконечный процесс движения, который меня вдохновляет, – рассказывает Наталья. – Сейчас и этот дом продается, но, когда я его обустраивала, не думала, что делаю для кого-то. Создавать новый интерьер, проживать с ним жизнь и расставаться – это отличный стимул. У меня уже много новых идей. А в Беларуси колоссальный потенциал для их осуществления! 

Источник