«Нынешняя хозяйка квартиры, дизайнер Ольга Ткачева, выросла в этом доме. С 15 лет стала путешествовать самостоятельно. Заядлыми путешественниками были и все её родственники, они ездили за границу по работе уже тогда, когда из страны еще почти никто не мог выехать. Если сложить вместе страны и континенты, где побывали члены этой семьи, то окажется, что они обогнули почти весь мир! С 1970-х годов в квартире накопилось море сувениров — задумав ремонт, хозяйка решила использовать их в дизайне.

Из окон квартиры видно Белый дом, высотку на Баррикадной, Новый Арбат и Планетарий. «Дед был торгпредом, занимался в СССР экспортом пушнины, долго жил в Монголии, Китае, Корее, летал в Мексику и Египет с Микояном, потом работал в Европе. Моя бабушка была врачом и благодаря этому, вопреки всем советским правилам разделения семей при выезде за границу, ездила с мужем. Мама — физик, постоянно выезжала на разные научные конференции. Я впервые поехала за границу одна в 15 лет — в Америку, Южную Калифорнию по обмену на год. Сейчас у меня в активе больше 50 стран и 163 города. Даже Остров Пасхи. Муж объездил больше 60 стран, первым в 1990-е годы развивал экотуризм в Африке. На двоих у нас с ним все пять континентов — путешествуем по своим маршрутам и никогда не повторяемся», — рассказывает Ольга.
Квартира не видела ремонта с советских времен — в какой-то момент Ольга с семьей стала жить отдельно, а её мама и бабушка постарались сохранить интерьеры в прежнем виде. После смерти бабушки Ольга с мужем и сыном вернулась сюда, а перед этим сделали в квартире ремонт.

По проекту хозяйки комната мамы, крайняя справа от входа, стала обозначать исчезнувшую страну — СССР. Соседствующую с ней голубую ванную с окном Ольга сохранила вовсе без переделок в этой же концепции. Комнату в центре квартиры поделила на две зоны: хозяйская спальня и кабинет при ней стали олицетворять страны Юго-Восточной Азии. Входная зона с диванчиком и библиотекой превратилась в Индию. Слева по коридору гостевой санузел — Толедо. Кухня — Владимир и Суздаль. А детская, крайняя слева — Амстердам.
Перегородку между центральной комнатой и входной зоной снесли — оказалось, она была сделана из штукатурки на дранке с пустотой внутри. Новую перегородку с двумя дверными проемами углубили в сторону комнаты так, чтобы в коридоре встал встроенный шкаф для верхней одежды. Старый паркет отреставрировали и покрыли темным бельгийским льняным маслом. Двери в квартире сделали на заказ по эскизам Ольги. Дверь с матовым стеклом в желтой раме ведет в блок приватных помещений: к голубой ванной и «бабушкиной» комнате — комнате мамы Ольги.

Половину мебели 1950–1970-х, стоявшую здесь со времен бабушки и дедушки, отреставрировали и вписали в обновленные интерьеры. Другая половина — это новая этническая мебель производства Индонезии и Индии.

У входа сделали уютную зону отдыха, отгороженную от входной двери красной ажурной ширмой. Трюмо в колониальном стиле Ольга купила спонтанно, именно оно задало тему для этого помещения. После окончания института я долго не могла определиться, что мне ближе — архитектура частных домов, интерьерный дизайн или прикладное творчество. В итоге оказалось, что выбирать и не нужно. В данный момент я занимаюсь проектированием интерьеров и домов по Васту. Васту — это система знаний о правильном устройстве дома».


Про систему Васту Ольга впервые узнала от мужа. «Полноценное восстановление сил считается в Васту главной задачей любого дома. Сначала я испытывала Васту на нас, — улыбается она. — Оказалось, что в современных квартирах главная беда — невозможность полноценно восстановить силы. И дело не только в экологии, но и в расположении помещений, их пропорциях, расстановке мебели и даже цветовой гамме. Поэтому среди городских жителей так много людей с хронической усталостью, например. Интерьер может быть красивым и грамотным с точки зрения СНиП. Но человек может в нем чувствовать тревогу или апатию, его может мучить бессонница. И так годами. А надо просто переставить кровать в другой угол и поменять цвет стен».

По словам Ольги, таким дизайном у нас практически никто не занимается. Зато те, кто попробовал жить в доме по Васту, уже иначе не хотят. «Это всегда фейерверк эмоций. Люди начинают отдыхать, у них появляются силы, совершенно другое настроение. А для меня это главное конкурентное преимущество. Сейчас я уже накопила большой опыт, поэтому делаю на заказ персональные янтры для коррекции квартир и домов по Васту. Особенно много мне заказывают Шри янтру».

Винтажный шкаф-библиотеку Ольга оставила на прежнем месте. «В 1975 году этот шкаф переделали на заказ из трофейного шкафа для одежды: его разрезали, и получился книжный шкаф на одну книгу, с полками глубиной 26 см», — комментирует хозяйка. Деревянный диван с резной спинкой владелица квартиры купила по настроению прямо из шоурума. Там он был в цвете натурального дерева под лаком — для проекта его перекрасили в серый.

Серый сундук, выполняющий функцию журнального стола, Ольга накрыла покрывалом, привезенным из Южной Америки, с острова Солнца на озере Титикака — раньше оно лежало на кровати в одной из спален: «На нем изображены ламы и божество инков Виракоча».
Чтобы решить, что из многочисленных сувениров оставить для украшения интерьеров, Ольга пригласила стилиста и дизайнера Людмилу Кришталеву: «Она посмотрела свежим взглядом на все вещи и очень помогла. Особенно с комнатой бабушки — разгрузила интерьер. Блестящая работа!».
От входа это самая правая комната, к которой ведет коридор за желтой дверью. Раньше тут жила бабушка Ольги, сейчас — её мама. До ремонта над пианино висел большой фотопортрет дедушки с наградами от советского правительства. Под ним посреди раритетных ваз и декоративных дальневосточных тарелок стояло фото бабушки.

Птичек вписали в обновленный интерьер. На консоль у окна поставили «родную» для этой комнаты красно-оранжевую антикварную японскую вазу: «Бабушка с дедушкой купили её в Китае, они там жили сразу после войны». Среди семейных раритетов на столе — синий чайник из Кореи, страны, где бабушка и дедушка Ольги тоже жили какое-то время. Рядом — кусок монокристалла кремния: «Он с маминой работы — она всю жизнь занималась дефектами в монокристаллах кремния, основы для микросхем». На переднем плане — человек-птица, которого хозяйка привезла с острова Пасхи.
Советскую лакированную мебель разбавили памятные вещи из разных стран. Слева на стене — рисунок, изображающий индийскую женщину: «Я нарисовала его в 15 лет на уроке рисунка в калифорнийской школе. Это был 1990-й год, обмен школьников между СССР и Америкой. Ехала от комитета комсомола, в котором никогда не состояла. В Америке русских знали по фильму “Русские идут” и “Красная жара”, и я там была диковиной, всем было интересно. Бонусом в школе мне разрешили самой выбрать предметы, я выбрала рисунок, музыку и компьютер».

Рядом — мексиканский коврик из Ла-Паса с улицы ведьм. Правее — тарелка, на ней изображена монголка в национальном костюме: «Больше всего дед проработал в Монголии». Еще правее — календарь майя: «Дед в 1959 году был в Мексике с Микояном». Над тумбочкой, под стеклом — семейное фото 1905 года с прапрабабушкой, её детьми и внуками. Выше — портрет бабушки, работа Ольги времен института.

Старые стулья из красного дерева, сделанные в Риге в середине прошлого века, пришлось отреставрировать: «Обивка была порвана двумя поколениями кошек». Разноцветные ткани для новой обивки Ольга выбрала, вдохновившись коллекциейтекстиля Christian Lacroix с выставки DecoRoom-2019. Спинки обтянула тканью с вытканными ромбами, сиденья — локального, но контрастного друг другу цвета.
Ванная при спальне бабушки — с оригинальной плиткой и чешской сантехникой — осталась без изменений с 1974 года, поменяли только смесители и унитаз. Скользкую настенную плитку, которой в 1979 году из-за дефицита пришлось выложить пол, во время ремонта перестелили.

Второй санузел расположен при холле. В нем все полностью изменили. Для накладной раковины из мрамора сделали на заказ металлическое подстолье — с каменной столешницей из индийского мрамора Bidaser Green в обработке Spazzolato: с матовой поверхностью и рельефно выделенными прожилками.
Дизайн санузла отталкивался от рельефной испанской плитки, понравившейся Ольге. Чтобы не резать материал, габариты стены вокруг стояка рассчитали под размеры плитки. «Когда в процессе ремонта стояк открыли, вход в него оказался так высоко, что пришлось полностью менять планировку санузла. Это было проще, чем трогать стояк. Чугунный, 50-летний, он мог рассыпаться», — вспоминает Ольга.
Однако строители успешно разрешили все трудности ремонта: «За 23 года работы дизайнером мне такие строители попались впервые. Андрей Джаферов и Виктор Сахнов — уникальные люди…

В центральной комнате, спальне-кабинете, Ольга сделала ставку на стиль бохо, сочетание разных мотивов и цветов. Зону изголовья кровати выделила темными обоями с фиолетовыми и бронзовыми перьями, с ними по краям сочетала полосы шоколадного цвета. Такими же шоколадными обоями выделила зону у дверного портала — аналогичный прием использован у двери в блок маминых помещений. Стену с левой стороны от кровати отделала понравившимся ей на выставке Mosbuild цветочным панно Christian Fischbacher.
Прежние шторы с рисунком, складывающимся в вертикальные полосы, заменила алым полотном с горизонтальными полосами. Но винтажные шторы сохранились — они переехали в комнату мамы Ольги.

Старая хрустальная люстра осталась в этом помещении. «Люстру дедушка когда-то привез из Бельгии — патроны были перекошены, проводка истлела», — комментирует Ольга. Реставрация ржавой люстры дала неожиданный результат: «Оказалось, что это люстра “Мария Терезия”, изготовленная между 1910 и 1940 годами в Европе. После реставрации она стала изюминкой интерьера».
Почти все работы, украсившие стену в изголовье кровати, Ольга нарисовала в своих путешествиях: «Здесь есть шаман на озере Титикака, Египет, храм Ханумана в Карнатаке в Индии, мой дом в Калифорнии, Остров Пасхи и Метеора».

Голову лошади, занявшую место среди работ в правой части развески, Ольга привезла из первой своей поездки в США: «Это Таража, ее нарисовала Бэтти Ворнер, моя калифорнийская “бабушка”. Таража принадлежала жене Фрэнка Синатры, потом ее купили мои американские “родители”, и я училась ездить на ней верхом».
Старый советский столик и стул слева от кровати отреставрировали: «Реставратор Валентин дал новую жизнь мебели, “убитой” на 90%».

В спальне и кабинете: цветочные обои Christian Fischbacher, поставщик LeDimore; лодка-стеллаж, прикроватная настольная лампа со слоном Teak House; банкетка из галереи «Интерьеры Махараджей»; ковры Art de Vivre; реставрация винтажной мебели Валентин Долинце, Restvd; рабочий стол Karpenter, поставщик Teak House; рабочее кресло Moroso, модель Diesel, поставщик «Макслевел»
В правой части комнаты разместили кабинет с большим рабочим креслом — в эту зону из холла ведет отдельный широкий проем, закрытый тройной раздвижной дверью из дымчатого стекла. Лакированную стенку 1974 года оставили на месте. В углу у проема вписали этническую мебель — стеллаж, сделанный из лодки.

Выдвижную полку для клавиатуры добавили к рабочему столу, изготовленному по индивидуальному заказу. Старую печатную машинку сохранили не просто как элемент декора: «На ней Илья печатал свою книгу “Династия Романовых”. Книга вышла в 1998 году. Затем выдержала три переиздания, так как стала бестселлером. Вообще, Илья человек разносторонний. Он просто ходячая энциклопедия по психологии, социологии, экономике. Сейчас успешно применяет эти знания, выводя предпринимателей на новые финансовые высоты за счет изменения системы мышления».
Старые стулья, сделанные в Румынии в 1970-х, Ольга решила использовать для интерьера кухни. Их отреставрировали, поменяли цвет лака. Сиденья перетянули серым велюром, оттенившим травянисто-зеленый цвет стен. На этот яркий цвет стен кухни Ольгу вдохновили копии изразцов из городов Золотого Кольца, представленные на Рыцарском турнире Св. Георгия в Коломенском. Один из изразцов с грифоном «дизайна» XVI века, покрытый зеленой эмалью, украсил стену над обеденным столом.

Встроенную кухонную мебель ИКЕА15-летней давности, столик-консоль и открытую полочку над обеденным столом Ольга решила не менять. Изменила лишь расстановку шкафов и поменяла ручки на фасадах кухни — новые латунные ручки Ольга спонтанно купила в центре дизайна Artplay. Варочную поверхность и духовой шкаф смонтировали раздельно — духовка встала на рабочую поверхность у окна.

Бывшая комната Ольги стала комнатой сына. Ему девять лет, он увлекается математикой. Черное пианино из комнаты прабабушки переехало в его комнату. Яркую мебель и кровать-«замок» сделали для него на заказ: «Соавтор детской Вячеслав Субботин предложил сделать “тайную комнату”, от которой ребенок до сих пор в восторге».
Сын участвовал во всех этапах проектирования и потребовал, чтобы все было в точности, как на визуализации — даже игрушки в комнате, деревянный щит и меч. У рыцарского замка есть своя крутящаяся мельница и башня с часами, которые показывают точное время. Тайная комната спрятана внутри башни — там мальчик хранит свои ценности.

Под потолком повесили уличный светильник: «Я выбрала антивандальный, небьющийся, чтобы при попадании мячом не было травм», — уточняет Ольга. Потолок детской расписан вручную: «Это я на первом курсе института обычной 5-сантиметровой кисточкой два месяца рисовала небо — после года в Калифорнии солнца и синего неба катастрофически не хватало». Сын попросил маму оставить потолок именно таким.

О проекте
Место: квартира в центре Москвы
Размер: 113 кв.м
Кто здесь живет: дизайнер Ольга Ткачева и ее семья, всего четыре человека плюс кошка
Как давно: хозяйка выросла здесь, после ремонта семья живет в квартире два года
Дизайнер проекта: хозяйка квартиры
Стилист: Людмила Кришталева
Фото: Ник Руденко; семейный портрет из архива хозяев
Интересный факт: квартира расположена в одном из домов Совмина СССР; он был построен в 1974 году по индивидуальному проекту и снимался в к/ф «Служебный роман» — здесь была квартира главной героини