Год назад Наталью облапошили: за $1400 она получила голый распил вместо кухни, и суд не помог ей вернуть деньги. Полтора года назад она взяла кредит на ремонт и почти сразу потеряла работу, оставшись на пенсии с больной матерью. А четверть века назад у нее дома случился потоп, который закрутил пружину из этой череды неприятностей. Сейчас Наталья отдает около 70% своей пенсии на выплату долгов, ее юный сын взял кредит, едва устроившись на первую работу. Но женщина подчеркивает: кредиты — отличный финансовый инструмент, без которого большинству белорусов хватало бы денег только на еду. О необычной пирамиде потребностей отдельно взятой минчанки и о грустной истории, которая с ней приключилась, — наш материал.

Вселенский потоп

В 1994 году квартиру Натальи серьезно затопило. И не просто водой, а горячим раствором технической соды, два мешка которой стояло почему-то у пьющего соседа в ванной комнате. Эту историю она расхлебывает до сих пор, хватило и на век ее совсем юного сына. Потоп случился по самым типичным причинам: пьяный сосед полез в ванну и сорвал кран горячей воды. Наталья вернулась домой из магазина, открыла дверь, и на нее хлынуло. Аварийная служба ЖЭСа никак не могла договориться с городской аварийкой, кто должен ехать на вызов, поэтому на 4 часа квартира Натальи превратилась в аквапарк. Сода разъела бетон до частиц: стены в прямом смысле стали дырявыми.

— Свистело из всех щелей! — рассказывает женщина. — А что возьмешь с этого пьющего мужичка сверху? 1994 год, страна развалилась, нового государства по сути нет, денег нет, все по талонам. Одна воспитывала сына. Косметический ремонт сделала в кредит только спустя 12 лет. Переклеила обои, заменила межкомнатные двери, которые разбухли от потопа и не закрывались, и попыталась приклеить линолеум, который отстал от пола. Но бетон под ним крошился, стены крошились и обваливались. В общем, косметический ремонт был абсолютно временной мерой.

Наталья утверждает, что за 24 года квартира толком даже не высохла. В ней ужасно пахло сыростью, проводка скворчала, как сало на сковороде, компьютер, купленный в кредит сыну при поступлении, вскоре сгорел. В общем, жить было страшно и неуютно: в любой момент могло случиться короткое замыкание. А сын учился на платном отделении, так что накопить на ремонт просто не было возможности.

Взять кредит и потерять работу

Судя по рассказам Натальи, она давно живет в кредит: с тех пор, как этот финансовый инструмент только появился в Беларуси. И не первый раз в жизни выплаты по кредитам забирают большую часть ее дохода.

— Раньше, когда за людьми не водилось кредитной истории, жить было гораздо легче, — считает женщина. — Никто не мог проверить, сколько на мне долгов. А сейчас ежемесячный платеж должен быть меньше 50% от дохода. Но я отдаю на выплаты по кредиту 70% своей пенсии, потому что сообразила взять его до того, как потеряла работу. Сейчас бы мне его, конечно, никто не дал.

В общем, когда капитальный ремонт в очередной раз отложили, компьютер сгорел, а в стене продолжала скворчать проводка, Наталья достигла точки кипения и поняла, что дальше так жить нельзя. Дело было в феврале прошлого года. Женщина работала в «Беларусбанке», там же оформила кредит на 5 лет. Условия по кредиту были отнюдь не льготными, работникам давали только одно послабление: можно было обойтись одним поручителем там, где от чужаков требовалось два. Вскоре в банке начались сокращения, которые в первую очередь прошлись по людям пенсионного возраста. В июле у Натальи закончился контракт и ей пришлось уйти на заслуженный отдых.

— Я взяла кредит на ремонт, но не начинала его: ждала, пока сын окончит институт. Ведь я потеряла работу, и непонятно было, стоит ли нам ввязываться в эту авантюру. Но в июле сын получил диплом, а в августе уже устроился.

Конечно, я не подозревала, что ремонт окажется таким дорогим. Обои отдирали вместе со стенами. Вместо одного слоя шпаклевки пришлось класть три, менять стяжку, утолщать стены, менять сантехнику, трубы, проводку. А у меня астма, на время ремонта мне пришлось уехать к подруге, поэтому нужно было все делать одним махом, а не по частям. Не было возможности тянуть, ждать, пока накоплю.

Я наняла фирму, которая делает все под ключ. Они назвали мне примерную цену ремонта за «квадрат», и я ее умножила на площадь своей квартиры — 41 кв. м. А нужно было умножать на площадь отделки. Материалы я тоже не учла. Перед заключением договора они мне рассчитали стоимость ремонтных работ — получалось $5200 в эквиваленте. Меня это устроило. Но там везде было написано, что цена примерная и финальная смета будет просчитана только по факту. Они ведь не знали, что у меня под отделкой делается. По факту я должна была заплатить $6113 только за работу. А еще стройматериалы, бытовая техника, мебель… Кухня, которую мне так и не сделали. Весь ремонт обошелся где-то в $9000 с копейками. В итоге сыну, едва он устроился на работу, тоже пришлось взять кредит, чтобы рассчитаться с фирмой. Когда нам выставили счет, сын еще и трех месяцев не проработал, и фирма ждала, пока мы с ней рассчитаемся.

Сын выучился на инженера-энергетика и устроился работать на ТЭЦ-4, прошел испытательный срок и взял 8000 рублей на 5 лет под 16% годовых без поручителей. Но инженером его сделали не сразу. Поначалу он зарабатывал 613 рублей в месяц. Первые 2—3 месяца у нас все на долги уходило. Ноябрь-декабрь прошлого года были очень тяжелыми, не всегда хватало на еду. Если бы не знакомые, друзья, соседи… Они нас очень выручили. Соседи помогали едой, угощали маму и до сих пор угощают, друзья давали в долг без процентов. Заняла в ноябре $500 у соседа, а отдала ему только в мае. Он говорил: «Ты потихоньку, не спеши, главное — рассчитывайся с государством».

Сына повысили по службе, снизилась ставка рефинансирования. Стало легче

Несмотря на все усилия и деньги, вложенные в ремонт, Наталья не пожелала им похвастаться. Разрешила снять только кухню, которую не доделал «ипэшник», в качестве доказательства обмана: «Ай, не хочу, чтоб вы снимали другие комнаты. Зачем это? Ремонт совершенно обычный. Конечно, стало аккуратно, но снимать там нечего». Тем не менее Наталья довольна, что живет среди красоты, а с тех пор, как понизили ставку рефинансирования, еще и питаться начала нормально, хотя кредит по-прежнему «вытягивает» большую часть ее пенсии.

— Через 8 месяцев сын сдал нормативы, повысил разряд и работает инженером-обходчиком. Зарплату ему подняли до 800 рублей, так что стало полегче, да еще и ставка уменьшилась — теперь он платит 15,5% годовых. Мой кредит тоже стал более подъемным: я брала его под 24%, они постепенно снижались вместе со ставкой рефинансирования, и теперь я плачу 20% в год. На питание немного больше денег остается.

Тем не менее кредит выплачивать очень сложно, у меня мама после инсульта, ей 82 года, я за ней смотрю. Мы обе пенсионерки, работает только сын. Моя пенсия — 368 рублей, а по кредиту я плачу 245 рублей в месяц. Сын платит 220 рублей в месяц по кредиту на ремонт и 90 рублей по кредиту за холодильник. А я, кроме кредита на ремонт, оплачивала рассрочку по карте «Магнит» на 1000 рублей. За эти деньги я купила газовую панель и стиральную машину с рассрочкой на 5 месяцев. Их я уже вернула и снова могу что-то в рассрочку купить.

«Я готова сидеть на хлебе и воде, лишь бы наконец с этим покончить»

Единственное, о чем жалеет Наталья, — что связалась с горе-мебельщиком, заказала у него недешевую кухню, отдала $1400, а взамен получила только голый распил. Из-за недобросовестного предпринимателя посуду приходится мыть в ванной, а еду на троих человек готовить в старенькой мультиварке, которая дышит на ладан.

— У меня 7 месяцев не было газовой плиты, одна мультиварка. Сейчас подключили газовую панель, но она даже не закреплена, а за ней — голая стена без фартука: мебельщик мне так его и не сделал. Поэтому я не кашеварю. Немножко супа сварить, чай подогреть — вот и все, что могу делать на кухне. А с остальными блюдами часами вожусь в мультиварке, в которой картошка 50 минут варится.

— Очень, очень обидно влезть в кредит и попасть впросак. Но о самом кредите я ничуть не жалею. Я выбрала правильное время для ремонта. Если бы я делала его в этом году, а не в прошлом, он бы обошелся мне почти на $3000 дороже, — убеждена Наталья. — Вот бы еще немножко кредита, чтобы доделать этот злосчастный ремонт... Готова сидеть на хлебе и воде, лишь бы наконец с этим покончить. Но кто ж мне его даст.

— Самое обидное, что мебельщик передо мной защищен. Он обманул — и ни суд, никто ничего сделать не может. Я за пользование этими деньгами плачу 20% годовых, а он может 50 лет отдавать мне по рублю, и считается, что он наказан в соответствии с законом. На самом деле наказана я. А я ведь с ним по-человечески, штрафами его не обкладывала, большие деньги с него не требовала, только доделай, наконец, мне эту кухню, чтобы я жила нормально. Была б я очень богатая — нашла бы на него управу. А так ему все сошло с рук, — заключает женщина.

Источник