Поговорили с книттером Аленой о том, как договориться о дизайне с родителями и что такое настоящий уют. Не знаете, чем занимаются книттеры, – ищите ответ в статье.

– Это квартира моих родителей. Раньше мы жили в частном секторе, а потом все вместе перебрались сюда. Ремонт в нашей комнате мы начали делать, когда стали встречаться с мужем, а за кухню взялись буквально этим летом. Стол и стулья докупили совсем недавно.

Наш район я бы назвала «полугетто». В целом кроме того, что метро вообще находится в каком-то другом измерении, все не так плохо. До «Чижовка-Арены» по дворам идти минут 10–15. Рядом с ней есть парк, его совсем недавно привели в порядок, поэтому вопросов, где погулять с ребенком, не возникает. Там сейчас правда очень клево! Но, конечно, мне больше нравилось жить ближе к центру. Немного грущу по этому времени, но человек же ко всему привыкает.

Мы живем с родителями, и договариваться по поводу ремонта общего пространства было очень сложно. Буквально каждый квадратный метр, материалы, сочетание цветов мы очень долго обсуждали все вместе. Я пыталась донести современные тенденции, но не обо всем удалось договориться. Например, мне хотелось светильник ручной работы в лофт-стиле, но из-за металлических деталей родителям он не понравился. Тут пришлось пойти на компромисс и уступить их вкусам.

Или же мне больше нравился вариант белого потолка, но папа настоял на черном глянцевом. Зато он очень доволен: глянец визуально расширяет пространство, поэтому можно представить, что там есть второй этаж (смеется).

Вообще, папа у меня очень педантичный. Ему нужно, чтобы все было четко. Поэтому все магнитики у нас развешаны как под линейку. И это при том, что в доме есть маленький ребенок.

Насчет зала сейчас тоже идет война. Хочется в нем продолжить стиль кухни, оставить минимум мебели, может быть, сделать акцент на стене. Мне, например, нравятся хоумборды. Вообще, когда я ушла в декрет и сама начала заниматься рукоделием, с большим интересом начала относиться к работам других мастеров.

Во-первых, со многими мы достаточно хорошо общаемся. Во-вторых, мне искренне нравится то, что они делают.

Например, поднос из дерева сделали ребята из BLOOMYWOOD. На нем написано «О, як укусна». Всех эта фраза ставит в тупик, спрашивают: а почему не «смачна»? На самом деле это наш с друзьями прикол, мы вместе работали в лагере, оттуда это и пошло. Используем эту фразу в шутках до сих пор, поэтому, когда мне предложили выбрать надпись, я сразу подумала об этом.

Мы много путешествуем. Пока ребенок был совсем маленьким, взяли небольшую паузу, но уже с этого лета планируем возобновить поездки. И, в отличие от многих, любим сувениры, поэтому выделили им несколько полок. Ну это же действительно приятные напоминания.

Практически всю современную мебель в квартире делал наш друг Дима Крестовский. Он разрабатывает дизайн и сам ее изготавливает и собирает. Столешница в рабочей зоне из немецкой ДСП-панели, она уплотненная, поэтому обещают, что будет служить много лет. Стол мы заказывали у Iron.Dondon, стулья – «АмиМебель», хотя после нашего прошлого дивана я зарекалась иметь с ними дело.

Что-то новое из декора в дом я заказываю, наверное, каждую неделю. Последнее, что мне понадобилось, – деревянные доски. Нарезать тоже нужно красиво! (Улыбается.) Гусь – это пакет для пакетов. Их делает наша невестка. Мы обычно храним там лук или чеснок.

Пуфик делала я. А модная подушка-узел – работа известного в Беларуси мастера, которую можно найти в Сети под ником «Дело Артамоновой».

Никакого интереса рукоделие у меня раньше не вызывало. Скорее, наоборот, относилась к нему с пренебрежением. Мол, типичное занятие для «мамочек в декрете». Вязание было просто «рукалицо», потому что у меня несколько подруг начали почему-то заниматься именно этим. И я часто над ними подшучивала.

Но, оказавшись в декрете сама, я быстро поняла, что с нашим пособием не очень весело жить, и решила попробовать. Сама тема декора меня всегда привлекала. Хотелось сделать что-нибудь, что войдет в интерьер. Будет чуть более долговечным, чем одежда.

На глаза мне попалась трикотажная пряжа, поэтому я решила начать с нее. Тем более что энное количество лет назад у меня получалось вязать крючком на уроках труда. И я без всяких онлайн-семинаров или мастер-классов села и стала пробовать.

Первым был коврик. Я его только закончила вязать, сфотографировала и выложила с подписью «Ребята, может, кого-нибудь заинтересует?» Опубликовала на своей личной странице, так что надежды на отклик было ноль. Но, к моему большому удивлению, буквально за пару дней у меня уже было пять клиентов.

Я начала вязать коврики, корзинки, салфетки, пуфы и тапочки. Часто вещи заказывают в детские, поэтому большой плюс в том, что их можно без проблем мыть и стирать. А еще материал не боится домашних животных. Наш пуф кошки используют вместо когтеточки.

Вяжу я из трикотажной пряжи, выбор ее в Минске довольно хороший. Она бывает двух видов: первичная режется специально для вязания, вторичная остается от больших полотен на фабриках. Крупные изделия я обычно вяжу из «вторички». На тапочки, к примеру, уходит только 400–450 граммов расходника, поэтому для них использую «первичку».

В начале марта был год, как я начала этим заниматься. За это время, как мне кажется, я успела неплохо раскрутиться в Instagram. Свои изделия отправляю не только по всей Беларуси, но и в другие страны. Например, в США, Cловакию, Словению, Польшу, Германию, Австрию и конечно, Россию и Украину.

Вообще, людей, которые занимаются тем же, что и я, сейчас можно называть книттерами. От английского слова knit. 

Рука у меня уже набита, поэтому одни тапки могу связать за 40 минут. На метровый ковер нужно несколько вечеров. Пуфы достаточно кропотливо делать, из-за этого они получаются недешевыми. Про запас обычно ничего не вяжу – все под заказ, чтобы идеально подходило человеку.

Самое сложное, что мне приходилось делать, – это очень большой ковер, над ним я работала неделю. А самая необычная просьба – высокие сапоги. Мне скинули фото. В принципе, я могла бы повторить, вопрос только в одном: зачем они нужны? Я озвучила цену, и человек пропал.

Иногда пишут конкуренты и начинают спрашивать странное. Бывает, например, какой-нибудь мужчина задает вопросы: а вы из первичной или вторичной пряжи вяжете? Просто это же не общеизвестная информация. Обычно мужчин просят что-то подобное узнать жены, которые тоже хотят начать вязать.

Конкурентов сейчас очень много. Бывает даже, что воруют фото работ и выставляют как свои. Я обычно пишу в таких случаях, но ответ всегда один – кидают в бан и чаще всего ничего не удаляют. Некоторые даже из России. Я просто участвовала в выставке Art Bazar в Москве, оттуда обо мне и узнали. Казалось бы, вязание, а такие страсти! (Смеется.)

Возвращаясь к теме интерьера. В нашей комнате ремонт мы сделали несколько лет назад. Тогда скандинавский стиль только входил в моду, он не всем был близок, поэтому некоторые удивлялись, почему стены разных цветов. Бабушка моего мужа вообще сказала: какой ужас, что за черная стена!

Для меня в квартире очень важны детали, а если они сделаны своими руками, то становятся еще более ценными. Я-то знаю, сколько на них уходит времени и сил. Причем люблю даже самые мелкие элементы.

По образованию я дефектолог, поэтому для меня очень важна тема развития. Например, коврики обладают массажным эффектом. Нашего дедушку я пристрастила к бизибордам: теперь он их мастерит. Это семейное (улыбается).

Наш сын фанатеет от динозавров, поэтому они у нас везде. Даже его первый год отмечали в этом стиле. Когда мы разделим спальню и детскую, хотим замутить какую-нибудь большую картинку на стене. У нас динозавры даже на мешках от The Best Ideas For Rooms.

Мешки клевые, потому что они безопасные, в отличие от пластмассовых корзин. У моей знакомой ребенок упал и разбил о такую лоб. Для меня важно, чтобы вещь была безопасной и красивой. Наверное, на красоту я все-таки обращаю внимание в первую очередь.

К вещам, сделанным своими руками, мы приучили даже сына. Он очень любит текстильные игрушки. Обезьянку и кита сшила моя подруга Евгения Казей. На мой взгляд, вообще все, что сделано своими руками, красиво и в какой-то степени неповторимо.

Источник