Свой новый проект архитекторы из бюро “Бахарев и партнеры” создавали, “как для себя”, однако все же не для себя, а для семьи своих друзей. В данном случае это означало полную степень доверия со стороны заказчиков и в выборе стилистики, и в наполнении обстановки вплоть до последней мелочи.

3437398_610x496_Quality97_800x651_Quality97__Y8A9947_w (610x496, 255Kb)

Гостиная. Диван, кресла, опиумный столик из махагона, пуф, настольные лампы, Ralph Lauren Home. Высокие китайские столики, Eichholtz. Зеркало над камином, Baker. Камин выполнен на заказ по эскизам архитекторов, "Камины Петербурга". Люстра, бра на стенах, Fine Art Lamps. Аксессуары, салон Krassky.

Дом, который предстояло оформить Никите и Марии Бахаревым, расположен в живописном месте на берегу водохранилища и в окружении леса. Это “совершенно идиллическое”, по словам архитекторов, место поставило перед ними каверзную задачу: как впустить в интерьер максимум света при том, что дом окружен деревьями? Достаточным количеством окон и наличием второго света в гостиной проблема не решалась, поэтому для стен, обшитых деревом, был выбран молочно-белый цвет, пропускающий выразительную текстуру досок, способный менять оттенки в зависимости от сезона и времени суток и дополнительно освещающий пространство.

Столовая. Стол, Salda. Стулья, Eichholtz. Люстра, Anthologie Quartett.

Столовая. Стол, Salda. Стулья, Eichholtz. Люстра, Anthologie Quartett.

Стилистической точкой отсчета стал колониальный стиль, идея которого, в свою очередь, родилась из окружающего “контекста” – по мнению Марии, важнейшего фактора для определения облика и характера интерьера. “Именно это пространство располагало к англо“саксонскому коттеджному уюту”, – поясняют авторы проекта, подразумевая небольшую площадь помещений и буколические речку и лес за окнами.

Вид из столовой на кухню, Officine Gullo.

Вид из столовой на кухню, Officine Gullo.

Обаятельный микс из экзотических мотивов, винтажных предметов, английской элегантности и американской основательности объединяют птицы – декоративный ингредиент, возникший спонтанно, но в итоге получивший главную партию в проекте. Птицы стали появляться в интерьере, чтобы усилить колониальную атмосферу характерной для этой стилистики анималистической темой, и постепенно пространство наполнилось разнообразной пернатой фауной.

Фрагмент холла. Комод, Salda. Лестница, ведущая на второй этаж, изготовлена из литого чугуна.

Фрагмент холла. Комод, Salda. Лестница, ведущая на второй этаж, изготовлена из литого чугуна.

“Цветные гравюры с дятлами, украшающие первый этаж, я увидела в антикварной лавке во Флоренции. А потом появился этот дом в сосновом лесу, в котором дятлов живет аж три вида”, – рассказывает Мария, с чего все начиналось. Статуэтки куропаток приехали из прованского городка Сен-Поль-де-Ванс, знаменитого своими художественными галереями. Гравюры Ирины Маковеевой со снегирями и совами тоже сначала не предназначались для конкретного проекта, но благополучно “угнездились” в холле этого дома. Ну а постеры с попугаями от Eichholtz как нельзя кстати пришлись в детском санузле, чтобы добавить игривости его строгому облику.

Спальня хозяйки. Кровать, Treca Interiors Paris. Кресло, Ralph Lauren Home. Прикроватная тумба, Flexform.

Спальня хозяйки. Кровать, Treca Interiors Paris. Кресло, Ralph Lauren Home. Прикроватная тумба, Flexform.

Говоря о происхождении мебели, прибывшей в основном из Англии и США, архитекторы с гордостью подчеркивают, что многое в обстановке сделано российскими мастерами. Это и литая чугунная лестница, и камин, облицованный изнутри чугунными листами, а снаружи обрамленный шлифованной латунью, паркет и массивная доска, столярные изделия.

Спальня хозяина. Кровать, Meridiani. Настольная лампа, Fine Lamp Arts. Пол из беленого дуба, Finex.

Спальня хозяина. Кровать, Meridiani. Настольная лампа, Fine Lamp Arts. Пол из беленого дуба, Finex.

Супруги Бахаревы отмечают, что им лично очень близка колониальная эстетика, которая насквозь пропитана духом путешествий, сопутствующих открытий и воспоминаний, тянущихся ярким послевкусием. Сочетая в интерьере тонкие штрихи деталей с “крупными мазками” – массивными предметами мебели, – архитекторы стремились придать пространству многомерность, подчеркнуть образность колониальной темы, сложенной из взаимопроникновения культур, аромата странствий и выразительной, “слоеной” обстановки.

Гостевая спальня. Аксессуары, салон Krassky.

Гостевая спальня. Аксессуары, салон Krassky.

Фрагмент гостевой спальни. Кресло и металлический столик, Eichhotlz.

Фрагмент гостевой спальни. Кресло и металлический столик, Eichhotlz.

Фрагмент гостевой спальни.

Фрагмент гостевой спальни.

Фрагмент спальни хозяйки. Комод, Flexform.

Фрагмент спальни хозяйки. Комод, Flexform.

Холл первого этажа. Кресло с резными львиными лапами и американская консоль антикварные. На полу фактурный сланец, привезенный из Британии.

Холл первого этажа. Кресло с резными львиными лапами и американская консоль антикварные. На полу фактурный сланец, привезенный из Британии.

Ванная комната хозяйки. Мебель и ванна, Devon & Devon.

Ванная комната хозяйки. Мебель и ванна, Devon & Devon.

Ванная комната хозяина. Мебель, Oasis. Отделка – итальянский мрамор.

Ванная комната хозяина. Мебель, Oasis. Отделка – итальянский мрамор.

Детский санузел. Ванна и мебель, Devon & Devon. Постеры с попугаями, Eichholtz.

Детский санузел. Ванна и мебель, Devon & Devon. Постеры с попугаями, Eichholtz.

Вид из холла на столовую.

Вид из холла на столовую.