Хозяева квартиры — директор модного дома Lilia Kisselenko Ирина Селюта и ее муж Артем, текстильный агент — приобрели ее больше десяти лет назад. Дом № 84 на Невском проспекте во многом примечательный: он скрывается за Домом актера, в тылу квартала, это единственное на главном петербургском проспекте здание, не выходящее на передний фронт застройки. Как указывается в книге «Невский проспект. Дом за домом», красно-кирпичные жилые корпуса были построены в глубине участка, принадлежавшего виноторговцу Дмитрию Бенардаки, в 1862 году архитектором Александром Кольманом. К ним со стороны проспекта ведет длинный узкий проход — каменное ущелье — между брандмауэром дома № 82 и боковой стороной дома № 86.

Место, как рассказывает Ирина, подкупило сразу: квартира на первом этаже с отдельным входом (а по сути, четырьмя: окна в пол до покупки были дверьми, воротами и просто аркой в подворотне). При этом в двух внутренних благоустроенных дворах, окружающих квартиру, других помещений нет — уникальное обстоятельство, если учитывать, что все это в самом центре города.

  • ГОРОД: Санкт-Петербург
  • ПЛОЩАДЬ: 88 м²
  • КОМНАТЫ: 4 помещения
  • ВЫСОТА ПОТОЛКОВ: 3,3 м
  • ЭТАЖ: 1-й

Сама квартира исторически представляет соединенные между собой подворотню, дворницкую, конюшню (на одну лошадь) и выгребную яму — так сказать, хозблок дома второй половины XIX века. Сразу было принято решение демонтировать все перегородки, появившиеся в советское время. В результате получилось одно большое помещение с арочным сводом (45 квадратных метров) и отдельно — помещения в бывшей подворотне (25 квадратных метров), бывшей конюшне (десять квадратных метров) и бывшей выгребной яме (восемь квадратных метров).

Заранее предполагая возможные метаморфозы, водопроводные трубы провели во все помещения (то есть до сих пор санузел можно организовать в любой комнате). Во всем помещении была сделана гидроизоляция фундамента. Во время раскопок в помещении конюшни был найден мраморный элемент декора камина, в выгребной яме — бутылки XIX века.

В процессе ремонта Ирина пригласила знакомого дизайнера по интерьерам Андрея Дмитриева помочь с планировкой. Именно он и решил судьбу подворотни, сохранив ее неделимой, за что хозяева ему очень благодарны. В результате прямо со входа в квартиру посетителю открывается бесконечно расширяющаяся перспектива: сначала сама подворотня девяти метров длиной (из входа ее ширина составляет два метра, а в конце — три метра), затем внутренний двор, затем следующие арка и двор.

Как рассказывают хозяева, внутренний дворик оживает с наступлением весны. Солнце приходит в него к обеду, так что в солнечный полдень выходного дня вся семья обедает именно здесь. А задний дворик особенно хорош для трапез жарким летом, так что используется довольно редко.

Когда помещение лишилось перегородок, хозяева начали обдумывать функции комнат и консультироваться со специалистами, но только реальная жизнь расставила все по своим местам: подворотня превратилась в прихожую и кухню одновременно, а конюшня — в детскую, выгребная яма стала ванной и гардеробной комнатой, а большая комната — гостиной и хозяйской спальней.

Все стены были оштукатурены, кроме подворотни, сводов и санузла. Когда семья переехала в обновленное пространство, то с удивлением обнаружила, что здесь очень тихо, «слышен шум ветра и дождя, а весной чириканье птиц создает атмосферу загородного дома». «У центра нашего города огромный потенциал для частной жизни, но он не на поверхности, нужно просто найти свое место, и я бесконечно благодарна своему знакомому, который привел меня сюда», — рассказывает Ирина.

Хозяева — приверженцы скандинавского минимализма — начали свою жизнь в этом доме с кровати, импровизированного стола, постоянно менявшего свое местоположение, и стула, принесенного с помойки. Кстати, за годы жизни в доме на Невском коллекция найденной мебели постоянно пополнялась: с той же помойки принесли еще пять тонетовских стульев, стул с резьбой, книжные полки и книги, прочие раритетные вещи, от которых избавлялись жильцы дома.

В целом, как отмечает Ирина, «исторический и культурный слой формировался в квартире благодаря недальновидному поведению соседей». Так, двери хозяйка увидела, возвращаясь с работы, когда их выносили после демонтажа из соседнего подъезда, чтобы отправить на свалку. Артем нашел способ установить их, не изменяя размеров проема и самих дверей, — просто на воротные петли.

Проводка к осветительным приборам перекинута с ближней электрической коробки в виде провода с текстильной оплеткой. Отдельного внимания заслуживает работающий камин, который находится на месте бывшей металлической печки. Кроме того, пять лет назад в квартире появилось пианино, оно досталось от прежних хозяев при покупке помещения для модного дома.

Ирина и Артем неравнодушны к искусству и приобретают его за посильные деньги в разных местах: на выставках, во время путешествий и на аукционах, которые проводит известный фотограф Юрий Молодковец. Так в доме появились натюрморт Светланы Фадеенко, фотографии Пети Лебедева, Маши Снигиревской и Александра Семенова, работы Анатолия Белкина и венецианского художника Уго Баракко, графика Ивана Сотникова.

Источник