Екатерина – психолог, Кирилл – владелец компании, которая занимается автомобильными маслами, и, по словам жены, «инженер от природы». Многое в квартире он сделал своими руками.

Катя и Кирилл познакомились давным-давно: студентами они летели в США на программу Work & Travel. Минчане поддерживали друг друга в Нью-Йорке, а потом разъехались в разные части Штатов. Когда вернулись обратно в Минск, Кирилл еще долго ухаживал за Катей, и в итоге они поженились. Прошло больше десяти лет, когда судьба подкинула им сюрприз. На этот раз своей семьей они снова едут покорять Большое Яблоко, только уже как победители «гринкард».

Новость о переезде в Америку была неожиданной. До этого семья жила в двухкомнатной квартире на Тикоцкого. Ее продали, чтобы купить эту. Здесь Катя, Кирилл и сын Степа живут два года.

С дизайнером Евгением Кандралем, который помогал с интерьером, Катя знакома с детства. Начали с планировки. На месте узкого коридора в прихожей появилось больше пространства. Колонна между кухней и гостиной – остатки стены, которую снесли, чтобы объединить две комнаты.

ГОСТИНАЯ

– Жить здесь действительно очень приятно! – говорит Катя. – И совсем не устаешь от цвета зеленых дверей.

На создание именно такого интерьера героев и их друга-дизайнера вдохновила англо-американская классика.

Наши герои признаются, что многие идеи они не успели довести до конца. Например, в гостиной по плану предусмотрен большой шкаф с фасадами как у дверей, только красного винного цвета.

Отец Кирилла занимается мраморной отделкой. Этот светлый мрамор Krema Marfil вокруг камина проделал долгий путь из Италии в мастерскую Калининграда, а потом в Минск. Внутренняя отделка камина – плитка «Мирский кирпич». Кроме свечей есть биотопка, которая заправляется биотопливом. Она согревает помещение живым огнем когда уже холодно, но еще не включили батареи.

– Комод из красного дерева – наша первая с мужем мебель, – рассказывает Катя. – Мы купили его на «Восточном базаре» перед Новым годом. Сейчас на этой выставке продают платки, сладости и чаи, а раньше там можно было прикупить мебель.

Мы жили очень скромно, за комод отдали последние деньги. Я сказала: будем голодать, только давай купим этот комод! Десять лет он кочует с нами из квартиры в квартиру. И это та вещь, которую мы сто процентов перевезем в Америку.

Часы над комодом приобрели в минском магазине «Мечта ботаника». Искали похожие на те, что прорисовал дизайнер.

Долгое время ребята жили без люстры. А когда нашли эту, она была на очень длинной цепи, которую убрали. Кстати, свечи можно зажигать: например, когда устраиваете «гитарные посиделки», как наши хозяева

Уже много лет Екатерина коллекционирует слонов: из Кубы, Японии, Южной Америки, Финляндии.

Светлые обои на первый взгляд очень похожи на краску. Оказалось, стоят такие целое состояние. Один мужчина заказал их на итальянской фабрике для своего огромного коттеджа в Цнянке, но из 200 трубок осталось 18, именно столько, сколько было нужно в квартиру наших героев. Мужчина вернул обои назад в магазин, где их уценили и продавали «буквально за копейки».

– Ремонт, на мой взгляд, очень похож на охоту и на собирательство грибов, – считает Катя. – Потому что ты выискиваешь уникальные вещи, которые можно выгодно купить.

КУХНЯ

Кухню наши герои хотели сделать по-американски высокой. Столешница поднята выше обычного. «Так и готовить удобнее», – говорит Катя.

– У нас не было задачи сильно сэкономить, но мы с мужем достаточно скромные люди. Когда нам предлагали плитку в «Сквиреле» за невероятные деньги, мы нашли похожую испанскую в разы дешевле.

– Когда мы приходили в кухонные мастерские, нам говорили, что наша кухня будет стоить 23-24 тысячи долларов. Это мебель «ЗОВ», белорусское производство. Они согласились выкрасить МДФ в тот цвет, который нам нужен. И, конечно, кухня оказалась гораздо бюджетнее той суммы, которую озвучили в итальянском салоне. Порядка шести тысяч мы отдали за все, вместе со столешницей и компоновкой.

Сэкономить помогли и игнорирование некоторых уловок продавцов: например, иногда внутренние стороны шкафчиков предлагают выкрасить, а это удорожает мебель. Или доводчики, чтобы не хлопали дверцы, – это может быть дорогая австрийская фурнитура. Поэтому в отсеках, которыми семья пользуется редко, их решили попросту не устанавливать.

Желтая птичка – овсянка, она похожа на канарейку и на стрижа, ее сосед по клетке – щегол. Они живут в семье третий год и, по словам Кати, красиво поют по утрам. Когда семья переедет в Америку, сюда заселятся квартиранты с кошкой. Поэтому пернатых отдадут подруге.

ТУАЛЕТ

– Мы с мужем ужинали в ресторане в Одессе, и нам очень понравился там туалет. Мы приехали и сказали нашему другу-дизайнеру, что хотим что-то похожее в своей квартире. Показали фото, и он попробовал повторить. Но у него все получилось гораздо лучше, – улыбается Екатерина.

Необычный унитаз искали практически год. Этот из английского фарфора, его купили в Минске. И Кирилл сам разносил его по высоте.

Раковина в умывальнике – старый бабушкин таз из латуни, ему больше 150 лет. На нем стоит клеймо мастера, который его выковал:

– В этом тазу бабушка сварила не одну тонну варенья, – говорит Катя, – Когда он стал никому не нужен и валялся на даче, мы решили дать ему вторую жизнь и вставили в тумбу.

Хозяева нашли на дачном чердаке старую генеральскую люстру на 15 плафонов. Когда-то она была большой и помпезной, но от нее уцелело только два хрустальных плафона, один из которых вы видите на фото.

ДЕТСКАЯ

Здесь дизайнером был сын Степа. Он сам выбирал обои, хотел, чтобы интерьер был как на корабле. Сейчас ему 9 лет, и, как шутит Катя, мама – психолог, поэтому сын знает, чего хочет, а чего нет.

Шторы и аппликации на них сделала Катя. Пока Степан был маленький, она вышивала и шила. Теперь сын подрос, работы стало больше и совсем не до рукоделия.

– Были идеи сделать корзину с путешественниками под потолком, но Степка подрос, ему уже не интересно. Похоже, он уже вырастает из той комнаты, – говорит Катя. – Эта мебель из IKEA путешествует с ним. Он с двух лет спит в этой кроватке-трансформере. Ее можно ставить донышком вниз.

– Полки тоже IKEA. Мы не успели купить шкафы для них, а потом их сняли с производства, поэтому муж мастерил из дерева сам.


СПАЛЬНЯ

– Здесь все мои книги и записи. Сейчас я многое перебираю: что-то оставляю, что-то выбрасываю или переношу на цифровые носители. Нам можно взять с собой 120 кг на всю семью.

– Спальню делали без дизайнера, я просто увидела обои и сказала, что хочу их. Мы с мужем все время спорим обо всем, но обои – это то, в чем мы сошлись.

МАСТЕРСКАЯ

– В нормальных семьях на этом месте гардеробная, а у нас здесь мастерская, – смеется Катя. – Кирилл с сыном здесь все время что-то творят, химичат.

– Раньше муж увлекался ружьями, которыми стреляют по тарелочкам. У нас валялись пульки по всей квартире. Поэтому в этой квартире я не настаивала на гардеробной: у меня была задача локализовать все инструменты, чтобы бардак оставался здесь.

ВАННАЯ

Как говорит Катя, в квартире «унисекс» должна быть ванная для девочки. Здесь сочетание испанской и польской плитки, французской фаянсовой раковины (Delafon), немецкого унитаза и российской мебели со шведскими ручками IKEA. Зеркало – Leroy Merlin.

Дедушка Кирилла был фармацевтом, банки осовременили и вписали в интерьер.

– Мы заказали в Китае клеточки и сами сделали из них светильники. Провели проводку, купили колпачки в IKEA, там продаются заготовки. Немного отрезали колпачки, просунули шнур – и готово! Оказалось не очень сложно, – говорит Катя.

– У нас впереди большие испытания. Мы пока едем на разведку в Сан-Франциско. Говорят, в школах дети адаптируются быстро. Есть программа помощи эмигрантам, благодаря которой новеньким дают наставника, который помогает войти в учебный ритм.

Пожелайте нам удачи!    

Источник